После Египта

Как и предполагалось, после возвращения из Египта и экспериментов в анальном и групповом сексе, в нашей семье началась совсем другая жизнь.

В первую очередь наша скромная коллекция инвентаря, включающая в себя потертую Кама-Сутру пополнило пять разнокалиберных фаллоимитаторов, от силиконового тридцатисантиметрового здоровяка до двойного с вибрацией. Юлька на радостях набрала несколько комплектов шикарного нижнего белья, чулочков, колготок с вырезами на интимном месте. Я навел ревизию пары десятков фильмов нескромного характера. Удалил оттуда все фильмы со старушками, толстушками, и пополнил кинотеку еще парой десятков фильмов, преимущественно с групповушками, обремененными хоть каким-то намеком на смысл или сюжет.

За пару недель мы перепробовали все возможные в доме места, игрушки и позы. Особенной популярностью, естественно, пользовалась Юлькина аппетитная попка. Практиковали двойное проникновение, хотя особого удобства и не было, но Юльку заводило так, что иногда мне казалось, либо сломается кровать, либо мой детородный орган. Но о вовлечении в наш семейный круг третьего лица, или пары, к моему глубокому сожалению речи пока не было.

Все это время я на сайтах искал людей, желающих поучаствовать в групповом сексе. И если 10% из них исключал я, то остальные 90% вычеркивала Юлька.

— Блин, Юль, с такими запросами мы никогда не с кем не встретимся, — устав в очередной раз закрывать предложенные анкеты, заявил я. — Ты хоть определись, кого тебе хочется. С семейной парой или с двумя мужиками. Тебе же понравилось в Египте.

— Во-первых, в Египте Махмед и остался. А если мы встретимся с парой или парнем, а потом я его встречу на улице? А если он, думая про меня всякую фигню, тут же затащит меня в ближайшую подворотню, да еще со своими какими-нибудь дружками по кругу пустит. А если потом, к примеру, на работу к тебе попадет? — стала оправдываться супруга.

— Во-вторых, может, я хочу с девушкой попробовать. Кто еще лучше женщины может ее понять и удовлетворить, как не другая женщина, — игриво добавила Юлька.

— Так кто ж тебе мешает, вон их сколько, — обрадовался было я.

— Ага, прям навалом, — без особой радости начала обходной маневр супруга. — Во-первых, она должна быть достаточно симпатичной, чтоб мне было не противно с ней заняться чем-нибудь эдаким, и НЕ достаточно красивой, чтоб ни дай Бог, разбила тебе сердце и увела от меня. — В-третьих, она не должна быть закоренелой лесбиянкой. — Иначе тебе будет нечего пробовать, кроме меня или своей ладошки, — Юлька взяла меня за щеки и чмокнула в носик. — Я же о тебе тоже думаю, милый.

После такого заявления, я окончательно повесил нос. Даже достигнутые нами вершины разнообразия перестали меня радовать. Про анальный секс мы забыли, меня хватало только на то, чтобы раз в пару-тройку дней забраться на любимую, при этом даже без особого энтузиазма, чтоб попробовать ее удовлетворить. Наступающая ранняя весна со своей слякотью и сыростью не придавала оптимизма.

Юлька, конечно, пыталась привести меня в чувства. Конечно, почувствовав один раз свободу в сексе и вседозволенность, трудно от нее отказаться. Тем более секс ей нравился, как и любому здоровому человеку. Но я быстро понял преимущества такого поведения и гнул свою линию. Конечно, я не конючил и не отказывался от выполнения супружеского долга, но и особого желания не проявлял, не смотря на ее вечерние наряды, предложенные фантазии — как бы было бы здорово, вечером, после работы . . .

попробовать нечто экзотическое.

Мой хитрый план принес свои плоды, когда солнышко по-весеннему пригревало первые листочки, а сугробы и слякоть превратились в веселые ручейки.

В пятницу вечером, только придя с работы и не успев толком раздеться, меня встретила супруга: — Иришка зовет на шашлыки, муж там в каком-то санатории систему видеонаблюдения настраивал, так тамошний начальник за срочность выделил ему домик на все выходные. К тому же час езды от нас. Едем? — Юлька потеряла надежду хоть как-то меня реанимировать, поэтому выдала замечательную идею без особой помпы.

Честно сказать, мне и самому надоело свое дебильное, коматозное настроение, в купе с весной хотелось праздника.

Иришка была давней Юлькиной подругой. Однако встречались они не часто, так как после свадьбы перебрались жить на другой конец города, а туда не наездишься. Иришка заезжала к нам раз в месяц. Бывало, Юлька ездила на выходных к ней в гости, но вот супруга ее я видел пару раз на какие-то праздники. Парой они были красивой. Иришка выше Юлька на полголовы, с длинными ножками, аппетитной попкой и грудью 2 размера. Сашка был также выше меня почти на голову, но для своего роста худоват. Занимался в детстве не то баскетболом, не то волейболом. Веселые, простые ребята и мы могли бы, как говориться дружить домами, одно было в них плохо, добираться до них около двух часов.

Но, для виду немного поворчав, что переться не бог весть куда, а вдруг непогода, хорошо бы уже дождаться нормального тепла, что можно было бы наконец-то за неделю выспаться, я начал натягивать одежду, собираясь в магазин.

Юлька смотрела на это, конечно, как на комедию. Не первый год живем вместе. Ее снисходительная, озорная улыбка светилась и радостью и любовью. Ну, как можно не любить такого очаровательного зануду, как я?

Шаркая ногами по полу, я доплелся до коридора: — Ладно, чего брать-то? — обуваясь, буркнул я.

— Ты и сам прекрасно все знаешь, любимый — Юлька, с неотразимой улыбкой на лице взяла меня за щеки и нежно поцеловала в носик.

Только за мной закрылась дверь я, как мальчишка рванул вниз, прыгнул в машину и понесся по направлению к ближайшему супермаркету. Почему-то настроение было более, чем приподнятое, душа пела в предчувствии чего-то неизвестного, но приятного, как перед покупкой чего-то очень дорогого и нужного, чего давно ждал.

Проходив по магазину около часа и придирчиво выбирая продукты от нарезок, маринованного мяса, сарделек, фруктов до коньяка, вина и пива, еще минут двадцать простоял в очереди. В итоге, через полтора часа с кучей пакетов килограмм на тридцать я еле доплелся до машины, закинул все это в багажник и еще через двадцать минут, аккуратно крадясь по переулкам и дворам, так как на магистрали стояла, как обычно пробка, добрался до дома. Нечеловеческими усилиями совершил марш-бросок до квартиры и уже совершенно выдохнувшийся ввалился домой.

— Наготовила нам покушать, чтоб в воскресенье, после турбазы не прыгать по кухне, — жизнерадостно прощебетала супруга, но увидев выжатого меня сразу раскомандовалась, — Так. Одежду в стирку, туфли на батарею, сам в ванную. Через пять минут чтоб был за столом.

Через пятнадцать минут я вяло поковырялся вилкой в тарелке, зато выпил две бутылки пива и превратился в спящую мумию. Недельная усталость и недосыпание сделали свое дело. Кое-как дотащив себя до спальни, я рухнул в кровать, и уже проваливаясь в небытие, почувствовал, как Юлька, пахнущая неизвестно, чем . . .

таким вкусным, бархатная, теплая и нежная ухватилась за мой член. Но, поняв, что со мной сегодня каши не сваришь, закинула обжигающую ножку на меня, легла на плечо и засопела.

Проснулся я на удивление самостоятельно и легко. Солнце светило в миллион ватт, воробьи гонялись друг за другом по соседским балконам, а их звонкое чирикание доносилось через настежь открытую форточке. Пахло весной и теплом. Не совсем знаю, как должно пахнуть тепло и весна, но пахло именно ими.

Я прислушался к своим ощущениям. В организме за ночь образовалась поразительная легкость, а поднятое в районе паха одеяло говорило о масштабах ее поразительности.

Слышалось гудение фена из ванной. Любимая, оказывается, уже пудрит носик и готовится к предстоящей поездке. Я подскочил с кровати, зашел в ванную, и как всегда отметил, что очень удачно женился. Юлька в одних черных стрингах сушила волосы. Ее аппетитная попка в виде перевернутого сердечка, торчащие груди третьего размера, длинные ножки с аккуратными

ступнями 34 размера, нежная, чистая, всегда благоухающая какими-то умопомрачительными запахами заморских цветов и свежести кожа Я подошел к супруге сзади, обнял за талию и поцеловав в шейку прижался торчащим членом. Юлька, прикрыв глаза, улыбнулась и томно замурлыкала. Левой рукой я завел член под ее попку, а правой, положив на лобок, прижал к себе. Член начал тереться о кружевные трусики по мягким податливым губкам. Юлька уже сама начала водить бедрами, плотнее сжимая ножки. Я отвел в сторону полоску трусиков, и уже было нацелился в ее сладкую киску, как Юлька отстранилась, и направила на меня, как пистолет, фен: — Кыш, кыш насильник. Я уже ванну приняла и волосы уложила, мне, что опять этим заниматься? Нам уже выезжать пора, а ты еще ходишь даже без трусов.

Я надул губки: — Смотри. Будешь должна, и на твоих друзей я не посмотрю, — Юлька неоднозначно хмыкнула, а я отправился на кухню закинуть чего-нибудь перед дорожкой. Сточив пару увесистых бутербродов, наблюдал, как Юлька порхает в приготовлениях. Когда она, наконец, собралась и распихала по карманам сумок необходимую и только ей понятную зачем мелочь, отправилась пить кофе. Это был тот самый момент, когда можно было незаметно заняться своими приготовлениями. Тихонько, собрав из прикроватной тумбы в пакет крем для анального секса, тюбик с интимной смазкой, массажное масло с феромонами, ее любимый вибратор, и купленные во время вчерашнего похода в магазин две большие пачки презервативов повышенной прочности, флешкой с нашими фотосессиями, быстренько запихал пакет в свитер, и упрятал поглубже в сумку. Начал перетаскивать вещи в коридор. Получилось две огромные сумки и рюкзак с продуктами.

— Дорогая! Тебе не кажется, что мы в отпуск берем меньше вещей, чем здесь, на полтора дня? — спросил я, оценивая, сколько еще придется за сегодня потаскать эти баулы.

— Любименький, ты же не хочешь, чтоб я, просидев возле мангала целый день, вечером, после душа, опять одела продымленную одежду? Я взяла наши халатики, — изображая из себя английскую аристократку, ответила она.

— А ты уверена, что на этой турбазе вообще есть душ? — пытался посеять сомнения я.

— Я же у Ирины все уточнила. Там есть и душ, и даже небольшая сауна. К тому же это тебе не Египет и не Турция, сами собой ни полотенца, ни посуда не появляются. Нам даже придется самим готовить пищу на костре, — заговорчески прищурила глаза супруга, как — будто . . .

мы собираемся в дремучий лес на охоту за дикими зверями.

— Не так дорогая! Я тащу добычу в пещеру, а уж вы с Иринкой готовите пищу на костре, — при этом я загрузил тяжеленный рюкзак на плечи, взял две не менее тяжелых сумки и двинулся к машине. Юлька благоразумно решила не продолжать тему, подхватила сумочку с походным набором посуды и двинулась следом.

В условленном месте, за городом мы встретились с ребятами и без проблем добрались до места. Турбаза действительно оказалась приличной. В сосновом бору, в пяти километрах от трассы. Тишина, чирикание птиц и запах свежей хвои. Нас встретил, не обрадованный ранним появлением постояльцев, хмурый охранник, проводил до домика. По пути мы шли по вымощенным дорожкам, слева и справа виднелись двухэтажные домики, облицованные деревом, со скатными крышами под черепицу с верандами и лоджиями. Попались нам и два четырехэтажных «центральных» дома, больше похожих на корпуса санатория, с огромными лоджиями и верандами. Встречались беседки, теннисные корты, баскетбольные площадки.

Дойдя до дома, мы с Саней матерились уже вслух. Бросив сумки прямо на веранде сели закурить. Как оказалось, они тоже взяли продуктов с учетом на четверых и на два дня. После этого небольшого совпадения у нас с ним, как у братьев по несчастью, как бы рухнул барьер. Дальше общение пошло гораздо легче.

Дом оказался внутри гораздо больше, чем снаружи. Как и большинство домиков на этой турбазе, он был двухэтажный. На первом этаже располагался небольшой холл с вешалкой и шкафчик для обуви, большая комната с двумя раскладными диванами, большой стол, два шкафа для одежды, телевизор. Небольшая кухня с раковиной, холодильником и кулером. Имелся также санузел с душем. На втором этаже располагалась светлая комната с окнами на скатной крыше и двумя кроватями и небольшой лоджией с видом на лес. Выход на улицу завершался уютной открытой верандой с деревянными лавками и столиком. Слева от веранды находился небольшой навес с мангалом.

— Прикольно, — проведя экскурсию по дому, покрутив краны, убедившись, что вода бежит, пощупав батареи и включив телевизор, констатировал я, и все согласились с моим мнением.

— Это еще что, сейчас по рюмочке за приезд и сходим сауну посмотрим, — предложил Александр.

Девчонки быстро протерли стол и приготовили холодные закуски с бутербродами. Мы с Сашей разобрали сумки, и разложили шампура с мясом, разожгли мангал. Через полчаса приготовлений и выпив по три рюмки коньячка, отправились на разведку в сауну. Она находилась буквально в ста метрах от нашего домика и представляла собой бунгало на четырех хозяев, огороженное от посторонних и отделенное от соседних кирпичным забором с фонариками. Открыв ключом металлическую дверь, мы попали в небольшой дворик. Возле крохотной веранды располагался маленький бассейн три на три. Войдя внутрь, обнаружили просторную комнату с мягким уголком под кожу, столиком и барной стойкой. Большую часть комнаты занимало джакузи. Стеклянная дверь вела в светлую парную, рядом дверь в уборную и отдельно, почему-то с занавеской душевая в душевую. Еще одна дверь была заперта. Но Саша пояснил, что там общая комната с двумя биллиардными столами, большой бар и телевизор, но ключей от нее у него нет.

После экскурсии мы вышли на улицу и отметили перемены в местном климате. Солнце поднялось над кронами деревьев, и палило практически по-летнему, и это в одиннадцать часов утра, а расположение среди леса не давало разгуляться ветерку. Поэтому, вернувшись к домику, мы поснимали . . .

свитера и ветровки и взялись за приготовление шашлыка. Девчонки сказали, что в такую погоду нечего сидеть дома и убрав все наши причиндалы для шашлыка на самый край, стали переносить посуду и продукты из комнаты на веранду.

На таком солнце, да еще возле мангала, нам с Саней пришлось раздеться по пояс. Через двадцать минут шашлык был готов. Девчонки уселись на одну скамейку возле двери, так как постоянно бегали в дом, забыв то хлеб, то салфетки. Нам ничего не оставалось, как усесться напротив.

Разговор лился в обычном русле, сперва про работу, покупки, последний отпуск. Под вторую бутылку коньяка мы поставили вторую партию шашлыка. Пока жарили шашлыки, девчонки окончательно поплыли, начали отпускать фривольные шутки в нашу сторону по поводу наших торсов. Дожарив шашлыки и попробовав, как это обычно бывает, по паре кусочков все поняли что наелись. Девчонки решили, что им тоже нужно позагорать, но так как Ирина забыла купальник, а Юлька решила быть с ней солидарной, то прям на веранде, они устроили нам небольшой стриптиз, сняв футболки и джинсы. Остались в нижнем белье, носочках и шлепанцах. Кроме нас в округе никого не было, и мы были не против. Юлька была в черном кружевном белье. При ее белой коже оно очень контрастировало. Ирина же, наоборот, периодически посещала солярий, была смуглой и при этом, на ней было белое белье. Только трусики были настолько тонкими и прозрачными, что когда она вставала, на солнце через них просматривался ее аккуратно стриженный лобок.

Разговор повернулся в эротическое русло. Мы делились пошлыми анекдотами, курьезными историями, рассказанными коллегами по работе, ну и конечно из своей жизни.

Я мельком поглядывал на Сашку, он не сводил глаз с груди моей супруги в кружевном бюстгальтере, а я в свою очередь с Ирины. Девчонки, как будто чувствовали наши взгляды, и при любом, удобном поводе бегали в дом, хихикали там о своем, о женском, демонстрируя себя во всей красе. Если у Юльки была крупнее грудь, то Ирина выгодно отличалась своими длинными ногами. Если у Юльки была аппетитная, в виде перевернутого сердечка попка, то у Ирины с ее узкими бедрами она была похожа на персик, подкаченная и круглая.

Такая игра продолжалась около часа. Вперемешку с тостами и шутками, но долго она продолжаться не могла. Так как ближе к двери сидел Саша, а на другой стороне Ирина, то Саня взял инициативу в свои руки. После очередного захода в домик, он поймал Ирину за руку и со словами: «Мне нужно тебе кое-что сказать», завел ее в дом. Юлька тут же подсела ко мне.

— Ну, как тебе ребята? Смотрю ты с Иркиной попки глаз не сводишь, — начала было супруга.

— Классная попка, и ножки ничего так, но ты все равно самая-самая. Ты у меня богиня и чертовски сексуальная, — не раздумывая, выпалил я. Сделав еще пару-тройку комплиментов, я притянул жену к себе и поцеловал в ее губы, начал мять грудь через кружевную ткань. Потом снял бюстгальтер с одной груди и впился в твердый сосок губами. Юлька застонала, запрокинув голову, и прижала мою к себе. Я ухватился за ее смачную попку и одним движением посадил на себя, продолжая целовать, покусывать грудь и сжимая попку. Юлька начала водить бедрами в поисках члена, натирая свою киску о мои джинсы. Через пару минут она не выдержала и судорожно начала расстегивать мне . . .

ремень и брюки. Я, конечно, был выпивший, но не до такой степени, чтоб накинуться на нее прямо на улице. Ухватившись за ее попку, подняв, я ввалился в дом. Быстро сориентировавшись, нашел свободную кровать.

На ней были разбросаны Иришкины трусики и бюстгальтер, Сашкины джинсы с трусами лежали на полу посреди комнаты. Санька лежал сверху, ухватив Ирину за голову, и размашисто вгонял свой жезл. При этом по комнате раздавалось хлюпанье и скрип пружин. Ирина стонала, ухватившись за попку мужа и прижимая пятками в его бедра, в такт движений. В голове промелькнула мысль: «Сейчас кончит».

Положив жену на кровать, я опять припал к ее груди, освободив при этом вторую, свободной рукой стаскивал джинсы. Когда наконец-то получилось от них освободиться, начал спускаться губами по животику, ножкам к ее заветной киске. Юлька уже была мокренькой. С каким наслаждением я начал раздвигать ее блестящие губки, нежно посасывать клитор и вгонять язык на всю длину внутрь.

Сзади сначала стихли стоны, затем, на фоне хлюпанья и скрипов, до меня начали доноситься обрывки шепота: «Саш, подожди Саш прекрати».

Юлька ухватила меня за голову и потянула на себя. Я пододвинул ее на самый край кровати, так чтоб ее попка слегка свисала, раздвинул ножки и вошел в горячую, мокрую пещерку. Что это был за кайф. Там было так горячо и уютно, а стенки так плотно обжимали член, что входить было настоящее блаженство. Немного стянув ее с кровати, я начал чувствовать, как головка упирается в матку.

Такое случается редко, но случается. Если бы у нас с Юлькой это было бы вчера вечером или сегодня утром, такого бы не произошло, но все сложилось иначе. К паху хлынула горячая волна, которую, я уже не смог сдерживать. Я ухватил ее за бедра, приподнял их, и со всего маху начал вгонять член, прогибаясь вперед, насколько хватало длины члена. Пять-десять таких движений и фонтан выстрелил в ее лоно бурным потоком. Моя головка пролетела мимо матки и уперлась в заднюю стенку ее матки. Я замер, сотрясаясь всем телом. Юлька почувствовала мой взрыв, сжала двумя руками грудь, запрокинула голову и томно, выдохнула. Она не кончила, она получала удовольствие от того, что мой член растянул ее влагалище до невозможности, что фонтан спермы продолжает выстреливать в нее. Внутри сразу стало очень мокро от спермы, член еще не упал, но потерял крепость, а Юлька тем временем продолжала попытки коснуться маткой, теряющей свою крепость головкой.

Есть у моей супруги одна особенность. Конечно в большинстве случаев, среди недели, у нас получалось по разу. Первой конечно, Юлька, затем я. За годы совместной жизни мы научились уже чувствовать друг друга. Но в выходные или когда очень заводились, если Юлька была достаточно возбуждена, после первого раза она заводилась снова и снова. Она работала, как аккумулятор, заряжаясь от предыдущего акта и разряжаясь снова. Я после первого раза удовлетворял ее либо язычком, либо вибратором, либо пальчиками. За это время восстанавливался сам, и тогда уже мог просто насиловать ее всю ночь. Зато это было настоящее наслаждение, наблюдать, как раз за разом она кончает, выгибается, бьется в судорогах оргазма, да и последний раз у меня был намного сильнее первого. После такой скачки по телу разливается приятная усталость, чувствовал себя полностью удовлетворенным и пустым. И тогда, не имея желания ломать кайф походом в ванную, мы засыпали, обнявшись, вспотевшие и липкие . . .

в ее соках и моей сперме. А зачастую, на утро, смеялись, вспоминая очередную сумасшедшую выдумку, позу или шутку, сказанную в экстазе.

Но всегда есть одно «но». Если при сильном возбуждении, я умудрялся кончить раньше нее, при этом у нее не получалось кончить, ее аккумулятор давал сбой на пару тройку дней и тогда уже никакими коврижками в постель затащить ее было невозможно.

Я начал гладить ее ножки, животик, она не обращая уже на меня внимание, широко раздвинув ножки мяла пальчиками свои губки, иногда проходясь по клитору. Я судорожно вспоминал куда, разбирая сумки, положил заветный пакет с ее любимым вибратором.

От воспоминаний меня отвлек ритмичный, хлюпающий звук за моей спиной. Я повернул голову. На соседней кровати, повернувшись к нам спиной и зажав обе ладони промеж ног, лежала Иринка. На краю кровати сидел Саня и во все глаза глядел на наши забавы, гоняя рукой еще мокрый от соков жены, торчащий во всей красе член. Он был немного длиннее моего, но тоньше. Зато головка была здоровой. Смотреть порно по телевизору это одно, но увидеть своими глазами это совсем другое ощущение. Похоже, Александр наблюдал со стороны за другой парой впервые. Его глаза горели, а член, похоже, дымился. Заметив мой взгляд, он стушевался и подскочил, пытаясь спрятать член и повернувшись бочком, двинулся на выход.

В голове промелькнуло, «Если не сейчас, то никогда». Душа ушла в пятки, все внутри опустилось, и меня прошиб холодный пот, но я подскочил к нему, взял за руку и подвел к жене, лежащей на кровати, раздвинув ноги и натирая свою киску. Я нажал на руку вниз, он опустился на колени, не сводя глаз с манипуляций жены. Затем поднял на меня испуганные глаза, в который был немой вопрос. Я подтолкнул его к кровати и улыбнулся.

Если моя Юлька хочет секса, она закрывает глаза и получает удовольствие. Будет это мой член, или вибратор, ей все равно. Когда она переходит определенную границу, она ничего не слышит и не видит. Так произошло и сейчас. Саша сильнее раздвинул ножки жены, убрал ее руку и впился в ее пылающую киску. В голове промелькнуло: «Блин, Саша, я только что туда кончил». Но он, похоже, уже ничего не замечал. Саня вылизал всю киску моей жены, и когда она начала изгибаться и сжимать его голову бедрами, выпрямился. Его блестящее лицо было красным от возбуждения, его била мелкая дрожь. Как только горячий, твердый член коснулся Юлькиного бедра, она ухватила его и потянула на себя. () Саша, смешно семеня на коленях, подполз к кровати, а Юлька уже облизывая губы, направляла его член в себя. Как только его головка, раздвинув набухшие губки, оказалась внутри, Юлька обвила ножками его за талию и пяточками притянула к себе, не давая даже времени подумать. Она продолжила нажимать на его ягодицы, задавая темп движения, томно выдыхая каждый раз, когда член входил в нее. Она начала водить попкой, подстраиваясь под член, мять свою грудь уже двумя руками, крутить и пощипывать восставшие сосочки. Саня снова поднял на меня глаза, я подмигнул и улыбнулся ему. Тогда он ухватил мою любимую за бедра и вогнал свой член на всю длину. Конечно, это был другой член. Пусть немного, но длинней. Были другие движения и манера двигаться. Юлька почувствовала это, открыла затуманенные глаза, посмотрела сперва на Сашу, затем на мое улыбающееся лицо, . . .

а затем, слегка улыбнувшись, закрыла глаза и продолжила. Ей однозначно все нравилось.

Я тихонько зашел на кухню, наспех сполоснул член, замотался полотенцем, взял из сумки-термоса бутылку пива, сигареты и вышел на крыльцо. Солнце разошлось не на шутку, даже скамейка нагрелась. Воздух был свеж, птицы не переставая, прыгали меж веток деревьев, наперебой рассказывая, что лето не за горами. Я курил сигарет, потягивал пиво и прислушивался к своим ощущениям. Ничего плохого и темного там не было. Симпатичный парень с неплохим инструментов в двух метрах от меня имеет мою единственную и ненаглядную. Он не сделает ей ни больно, ни обидно. Моей единственной и ненаглядной, обожающей секс это нравиться. Я обожаю моменты, когда ей хорошо, когда она кончает, потому что я люблю ее. А доставить наслаждение любимой высшее из благ и наслаждений. То, что было у нас в Египте, было давно и как говориться не правда. Иногда мне казалось, что это было не с нами или в другой жизни. Сейчас другое дело. Все происходит по-настоящему. Все происходит в нашем городе, с человеком из нашей жизни, от которого не сядешь на самолет и не улетишь в другую страну и никогда не увидишь, не вспомнишь. То, что сейчас происходит, происходит на самом деле. И тем не менее меня все устраивало, я чувствовал, что все так и должно быть. Или, скажем, могло бы быть, и я захотел, чтоб это произошло и оно произошло.

В общем, просидев минут пять, я решил, что мой дешевый психоанализ дал положительные результаты, настроение было более, чем приподнятое, можно сказать игривое, и я решил вернуться в дом.

Пытаясь не шуметь, я аккуратно зашел в дом. После улицы он был полон новых запахов и звуков. Пахло потом, спермой и сексом. Когда глаза привыкли после солнца к полумраку комнаты, увиденное мною, меня порадовало. Александр развернул мою девочку на живот, так что она стояла на полу на коленях, а сам пристроился сзади. Ухватившись за покрывало на кровати одной рукой, закусив губу, Юлька другой рукой мяла свою грудь, летала по кровати в такт движениям Саши. Ее раскиданные по кровати и упавшие на лицо волосы были одновременно неаккуратны и чертовски сексуальны. Вспотевшие тела издавали самые сладкие шлепки в мире.

Я перевел взгляд на Ирину. Она так же лежала лицом к стене. Похоже, она уже пришла в себя, и в качестве извинения перед мужем, готовила себя на второй забег. Она слегка раздвинула ножки, приподняла попку, и играла со своей киской, демонстрируя вошедшему свою прелесть. А заглядеться было на что. Ее загорелая, маленькая попка с белой полоской от стрингов, тихонько двигалась в унисон ее тонких пальчиков, гуляющих по блестящим губкам. Ее загорелые длинные ноги, без единого намека на целлюлит походили на распахнутые врата, зовущие в рай. Ее гибкая спина, с тонкой коже, через которую просматривалась игра каждой мышцы.

Единственное, что здесь было не так, так это то, что этот божественный шедевр сексуальности не догадывался, что шлепает по попке Юльки сейчас ее муж, а зашел в комнату я.

Тем временем, похоже, Александр подходил к логическому завершению своих атлетических упражнений. Он встал коленями на край кровати, практически сев на Юльку сверху, ухватился за ее плечи и вгонял член с таким темпераментом, что Юльке пришлось ухватиться обеими руками за кровать и подвывать уже с перерывами на удары члена в ее ненасытную . . .

киску.

Неожиданно в голове родился еще один сумасшедший план. Во-первых, чем дольше так сладко мучить мою жену, тем больше ей понравиться. Наверняка она кончила уже один раз, как минимум, и не стоит на этом останавливаться, излившись, как бык осемянитель. Во-вторых, такое чудо на соседней кровати не должно остаться неудовлетворенным. Вы только посмотрите, как она течет. В-третьих, неудовлетворенная Ирина может почувствовать себя обиженной и разрушить так удачно сложившуюся компанию. Ну и в-четвертых, я чертовски хочу эту нимфу прямо сейчас.

Я тихонько подошел к беснующемуся Саше, похлопал его по плечу. Он сначала не понял кто я и где он, но через мгновение навел фокус. Я взглядом указал на его супругу, вопросительно вскинул брови. Александр обернулся, оценил состояние дел и на пару секунд завис в размышления, затем сделал глупо-удивленное лицо и пожал вопросительно плечами, мол — попробуй. Кто бы сомневался. Наверное, самое сложное решение в его жизни, в душе я даже хмыкнул, но вида не подал, оценив поступок. Еще бы. Он в шаге от того чтобы кончить, он имеет мою жену и лучшую подругу своей супруги, на соседней кровати, лежит его возбужденная жена и она об этом всем не в курсе. Бывают такие моменты, когда судьба подводит нас к ситуации, в которой мы ничего не решаем.

Я очень тихо подсел на кровать к Ирине. Провел по ее длинной ножке рукой, поднялся до ее попки, такой долгожданной и аппетитной. Сжал ее, раздвигая ягодички. Она замерла и двинулась навстречу моих движений. Я перекинул ногу через нее и начал медленно целовать ее ножки, поднимаясь все выше и выше. Она начала нетерпеливо водить бедрами, требуя уделить внимание ее киске. Но я не спешил. Провел языком по ее попке, помял эти упругие, загорелые дольки персика. Тихонько подул на ее влажные губки, и лишь потом, раздвинув булочки, языком попробовал ее на вкус. Это было сногсшибательно. Ее запах, и вкус сносил голову. Обжигающие губки хотелось всосать и даже укусить. Но я опять не спешил. Самым кончиком языка я вожу вокруг них, провожу по внутренней стороне бедер, возвращаюсь к ее губкам и так несколько раз. Она уже начинает стонать в голос и пытаться насадиться на мой язык, когда он возле ее киски, но нет, пока нет. Я мучаю ее еще минуту, и лишь потом вхожу в ее пещерку языком. Я провожу языком по ее губам от клитора до ануса. Я провожу языком по ее маленькой дырочке и даже пытаюсь засунуть туда язык.

Он расслабленный, но тем не менее, плотно сжатый. Ирина начинает чувствовать неладное. Похоже такие ласки у них в семье не приняты. Тогда, смочив большой палец, я резко погружаю его в пылающую, влажную киску. Я нащупываю в ее пустой напряженной пещерке матку, очень аккуратно исследую ее, вожу вокруг него и еще аккуратнее пробую надавить на дальнюю стенку влагалища. Она подается мне навстречу, усиливая давление. Указательным пальцем я тихонько массирую ее попку, и когда она сама насаживается на мой большой палец, мой палец надавливает и на дырочку попки. Мне нравиться так играть с Юлькой. Дразня через киску, заставлять жертвовать попкой. Да бросьте. Это всего лишь пальчик. От такой игры мой член готов лопнуть. Как бы я хотел вогнать в эту классную попку свой член. Но не сейчас. Возможно, они не практикуют анальный секс, и такое форсирование событий . . .

только все испортит.

Юлька стонет, кончая. Я поворачиваюсь в их сторону, встречаясь взглядом с Сашей. Он смотрит на нас во все глаза. Я делаю из лица «Вау, ну у тебя и супруга». По-крайней мере он отвлекся и до сих пор не кончил. И в этот момент, толи мои ласки попки вызвали подозрение, толи отвлекся, но Ирина поворачивает голову и смотрит на меня. В ее глаза читается и наслаждение и удивление и возмущение. И опять в голове что-то щелкает: «Если не сейчас, то никогда». Я наваливаюсь на нее сверху, на ходу нацеливая член в киску, она инстинктивно сжимает ягодицы, но уже поздно. Головка уже там. При такой смазке меня удержать практически невозможно. Тазом я впечатываю ее в кровать, член медленно, но уверенно входит. Она издает протяжное: «А-а-а-й», как бы с сожалением: «Вот же ж не доглядела». Ай, что за умница, ай, что за спортсменка. Я забыл про ее попку, обхват члена и трение такое, что мышиный глаз кажется воротами. И тем не менее смазки достаточно, чтоб я оказался внутри. Я сажусь на нее верхом, и член продвигается еще на пару сантиметров, упираясь в матку. Она на миг замирает, я делаю еще пару движений, и она начинает расслабляться. Умница девочка. Я начинаю двигаться медленно и уверенно, без сильного нажима, только слегка касаясь матки. Но нет. Эта попка сведет меня с ума. Я обеими руками начинаю ее мять, не забывая входить в ее киску. Через минуту ее соки заливают ее попку, бедра. Ирина начинает подыгрывать мне, водя попкой, направляя мой член в нужное ей место. Когда мы его находим, она начинает постанывать, выдыхая. Через минуту она уже вовсю подмахивает мне, давая команду вгонять по-полной. «Есть мой командир вгонять по полной».

В это время Саня, похоже, наглядевшись на нас, начинает кончать сам. Я поворачиваю голову, Юлька лежит на кровати, закрыв глаза, правая нога ее пропущена между ног Саши, вторую он держит левой рукой, правую положил на бедро и выгнувшись, закинув голову, вгоняет по самые яйца. При этом из него вырывается протяжное «А-а-а-а».

Ирина тоже поворачивает голову, ее глаза светятся, как два прожектора. Я аккуратно ложусь на нее сверху, завожу руку и нежно, но настойчиво беру за шею. Подношу к ее губам свои пальцы, провожу по ним. Они в ее соке. Она жадно заглатывает палец в рот и начинает жадно сосать. При этом ее попка высоко поднята и я головкой чувствую, как сильно она упирается в упругую стенку влагалища, растягивая ее. Финишная прямая. Ирина замирает с открытым ртом, выпустив мой палец, и ее разбивает сильная дрожь. Она сжимается всем телом, как пружина, практически подбрасывая меня в воздух. Я привстаю с нее, давая место для маневра, еще мгновение и она начинает затихать, мелко дрожа на выдохе. Я опять, аккуратно наваливаюсь на нее, не давая члену выскочить, и замираю вместе с ней. Любое мое движение вызывает у нее судороги. Поэтому я лежу смирно, стараясь даже не дышать. Когда дрожь унимается и Иринка только всхлипывает, я начинаю медленно двигать членом. Ее опять бросает в дрожь. Значит нужно еще немного подождать.

Через минуту я уже без опасений начинаю двигать бедрами. Смазки стало гораздо меньше, но она есть. Вынув член на половину, я начинаю снова его вводить. Тихо, медленно, аккуратно. Так продолжается минуту или две. Наконец, . . .

я чувствую, что становиться опять мокренько, Иришка начинает оживать, она медленно поворачивает голову, пересохшими губами ищет мои. Конечно, я нежно целую ее в губы, провожу по ним языком и постепенно наращиваю темп. Она опять выгибает спину, подставляя мне свою киску. Член словно деревянный, входит, растягивая влагалище. По лбу у меня стекает пот, попадая в глаза и капая Ирине на спину. Ирина, как кошка вытягивает вперед руки, сжимает покрывало, водит бедрами, меняя место прикосновения головки внутри. Она напрягается, все мышцы спины проступают сквозь тонкую загорелую кожу. Еще немного и она кончит, но опять, уже знакомая волна, опускается вниз живота, и не в силах сдерживаться я вонзаюсь в нее до самого лобка, ухватившись за бедра, плотно прижимаюсь к ее скользкой попке. Обжигающая струя выстреливает, Я продолжаю рывками давить вперед, а сперма продолжает выстреливать.

В глазах темнеет, я слышу, как Ирина протяжно стонет, тоже подаваясь мне навстречу. Сквозь пелену оргазма я понимаю, что она еще не кончила, потому что продолжает жадно вилять попкой, требуя продолжения. Я заставляю себя продолжить, сильно хватаю ее за талию, и пока член совсем не упал, вгоняю его, насколько хватает длины. У меня было секунд десять, и мы успели. В очередной раз, когда я вхожу в нее уже наполовину упавшим членом, и придавив ее своим весом, она плотно сжимает попку, обхватывая мой член, и так, конвульсивно сжимая мышцы, доходит до оргазма. Ее ноги плотно сжаты, мышцы ягодичек и влагалища сжимаются и разжимаются, по-моему, в такт ударов сердца. Затем частота уменьшается, захват слабее и Иринка начинает таять на глазах. Все мышцы начинают расслабляться, попка из каменной опять превращается в упругую, аппетитную, которая приятно сжимается под моим весом, мышцы спины и рук из стальных, превращаются в нежные девичьи части тела. И вот мы замираем, тяжело дыша, и сотрясая друг друга ударами наших сердец. Ирина поворачивает голову на бок, и я вижу блаженную улыбку на ее расслабленном лице.

В голове проносится рой мыслей. Хоть это и происходит за долю секунды, но чтоб их отсортировать и взвесить у меня уходит пара минут:

Какие же они все-таки умопомрачительно красивые, когда, отдаваясь мужской силе, взлетают на вершину блаженства, падают в море бесконечного страсти и наслаждения. Когда они качаются на волнах умиротворения и спокойствия. Их лица превращаются в лица ангелов, а улыбки излучают тепло, любовь и благодарность. А если их глаза приоткрыты, то светятся так, как будто через них проходит свет из самого рая, теплый, спокойный, полный любви и бесконечности. Какой же, наверное, Сашка недотепа, если не понимает, что в такие моменты его любимая хочет насладиться чувством невесомости и счастья, и качаться на этих волнах, пока нежная прибрежная волна аккуратно не опустит ее на теплый, мелкий песок берега удовольствия. Когда она, не спеша, приходя в себя, поймет, что этот теплый песок все лишь измятая простынь в спальне, и вот тогда ей захочется ощутить тепло и нежный поцелуй любимого, почувствовать его объятья, и может быть, не спеша продолжить и попробовать подняться на эту заветную вершину блаженства снова.

И конечно, когда посреди этого чуда, в эту сокровищницу удовольствия, которая чувствует каждую пульсацию твоего члена, когда все тело становится гиперчувствительным, даже к дуновению легкого ветерка, варварски продолжать долбить, сжимать до боли грудь или шлепать ручищами по попкам Это такой непростительный облом кайфа. Это намного хуже, . . .

чем за мгновение до его оргазма соскочить с мужчины и сказать: «Извини, мне пора бежать». Именно после таких обломов женщины и превращаются в сварливых сук, у них постоянно начинает болеть голова, они постоянно не в духе. Нет. Есть, конечно, и другой тип женщин, у которых оргазм больше похож на мужской, только он может повторяться по нескольку раз. Возможно, тогда им и нужны такие отбойные молотки, которые будут долбить их ночь на пролет, шлепая по попкам, и грязно ругатья. Но это все индивидуально. И не почувствовать такую разницу — преступление.

Даже моей ненасытной Юльке, способной за ночь оторваться пять-шесть раз, требуется пару минут, в течении который нельзя ни то чтобы шевелиться или сопеть, даже громко стучать сердцем. Надеюсь, Александр почувствовал это сегодня, и сделает свои выводы от увиденного. Если нет, то при случае нужно попробовать ему это деликатно пояснить.

Одно из этого всего стоит огромным плюсом. Мы сломали невидимые границы и запреты, придуманные людьми для совсем глупых людей. Мне кажется, что эти запреты сродни вегетарианства, матерных слов или нудизма. Но самое главное, что возможно мы нашли партнеров, которые подходят нам. Саша может долго не кончать и быстро восстанавливаться, а спортивная, сексуальная Иришка может получать оргазм по нескольку раз и такая же страстная, как и моя Юлька. Ей нужно немного практики, расслабиться и выпустить свои желания и фантазии на волю.

На все мои размышления ушло не больше двух минут. Наше дыханье успокоилось, я аккуратно привстал с Иришки, отлепляясь от нее. Поцеловал в шейку, плечи, спускаясь не спеша по спине все ниже и ниже. Она благодарно мурлыкала. Затем я поцеловал ее попку, провел по ней языком, крепко сжал, разводя ягодички в стороны. Затем наклонился и провел языком по ее мокрым, липким от моей спермы губкам. Она, игриво хохотнув, сжала попку, ее передернула короткая дрожь, и я стал спускаться по ее ножкам. Проводя по ним руками, ощупывая каждый сантиметр, я не забывал покрывать их поцелуями. Когда я добрался до ее ступней, приподнял слегка и пососал ее пальчики, она с придыханьем издала гортанный звук, давая понять, что это ей нравиться. Я сжал ее маленькие ступни, накрыл ее одеялом, чмокнул в щечку, и наконец-то вернулся в реальный мир.

На соседней кровати, лежа на спине и положив руки на глаза, лежал Александр. Возле него лежала в ногах моя ненаглядная, и работала ротиком над его поникшим членом. Она нежными пальчиками оттягивала его мошонку, и легкими, как

ветерок, движениями играла с яичками. При этом она не выпускала его член из своих сахарных губок, совершая головой круговые и поступательные движения.

— Что, никак? — ухмыльнулся я. Я понимал, что после такого марафона ничего и не могло бы получиться, да и любовь к мужской плоти супруги тоже знал. Она, если бы можно было, не выпускать бы его из рук или рта сутками, иногда я просыпался, а она вот так сопит в ногах, держа в руках мой член, как ребенок плюшевого мишку. Но, тем не менее, не мог не вставить шпильку.

Юлька подняла на меня усталые, но счастливые глаза и грустно, обиженно хоть и наиграно, потому что губы улыбались, отрицательно покачала головой.

— Зато Александру теперь мыть его не нужно, — усмехнулся я, — Пошли, налью тебе чего-нибудь, — Юлька устало поднялась и двинулась за мной на кухню.

Саня, давай подтягивайся, — . . .

уже в дверях кухни обернулся я. Я достал холодного пива, но Юльки захотелось сока. Выпив залпом целый стакан, она, озорно улыбаясь, вытерла рукой губы, чмокнула меня и упорхнула в душ. Сашка продолжал лежать, и мне ничего не оставалось, как, второй раз за день, ополоснув член и обмотавшись полотенцем, прихватив пару бутылок пива, двинутся на веранду.

Через пару минут ко мне присоединился Александр. Он сел напротив меня, я открыл и протянул ему пиво. Он отпил, и глядя куда-то вдаль продолжил свои думы. Я подумал, что если начинать разговаривать о чем-либо, то тогда, когда Юлька со своим пофигизмом на подобные вещи и оптимизмом выйдет из душа.

Разговаривать особо не хотелось. Оказывается мы прокувыркались часа два. Солнце уже перекатилось через зенит, но на улице повисла полуденная жара. Нагретая за полдня сырая земля, отдавала накопленную за зиму влагу, хоть и было влажно, но было очень тепло. Эффект походил на парилку, в которой полили на каменку. Птицы немного притихли, наверное, у них началась сиеста.

Обожаю свою супругу. Умеет она появиться в нужное время в нужном месте. Свежая и благоухающая, в белом халате она выскочила на встречу солнцу, как солнечный зайчик.

— Любимкин, твой халат я положила Иришке на кровать. Она свой дома забыла. Поэтому походишь в полотенце. Блин есть так охота. А вы чего не кушаете? — при этом она уже умудрилась запихнуть в рот остывший, но сочный, с прослойкой сала кусочек шашлыка, отобрать бутылку пива у Сашки, отпить из нее, и так как он сидел лицом к солнцу, двинуть его дальше на скамейке, усесться с ним рядом.

— Ну, давайте, наливайте, дама хочет отметить удачный денек, — с набитым ртом продолжала командовать она.

Я послушно налил три рюмки уже нагревшегося, забытого на солнце коньяка и сходил еще за пивом. Мельком я глянул на Иришку. Она спала сном ребенка, и как большинство людей, освободила из-под одеяла одну ножку, зажав половину одеяла промеж ног. Ее киску видно не было, но ножка с попкой была просто сногсшибательны. Так и хотелось подойти, провести рукой по этому шедевру и поцеловать, но я сдержал себя. Взглянув на ее личико, отметил ее безмятежный, спокойный сон, она засунула обе руки под подушку и спала надув губки, только что ими не чмокая. Какая миленькая, черт возьми.

Вспомнилось, как одно время Юлька работала на странной работе по две смены и постоянно не высыпалась. Домой она приходила для того только, чтоб чмокнуть меня в носик, и приняв душ, спрятаться под одеяло. Я терпел это дело около двух недель, и вот однажды, она спала почти в такой же позе, подлег к ней, тихонько поглаживая ее ножку и попку, аккуратно перешел на ее киску. Юлька не просыпаясь потекла. Я осторожно ввел в нее член и также осторожно начал движения. Через минут пять она застонала, прижав к себе подушку, а еще через минуту кончил я, ловя плоды своего труда в кулак, уткнувшись в подушку, чтоб не разбудить. После обеда, когда ее разбудил будильник на смену с шестнадцати, она спросила: «Было ли у нас что-то». Я ответил, что да. Она поцеловала меня в губы и сказала, что это было супер. На мой вопрос: «Откуда ты знаешь, что это было супер, если не уверена, было у нас что-нибудь или не было?». На что она ответила, что «Если бы у . . .

нас ничего не было, то значит, ей приснился очень приятный сон, а если было, то я просто супер и она меня обожает». С тех пор, мы, вернее я, довольно часто практиковал такой вид секса, пока не устроили Юльку на нормальную работу. С тех пор иногда, даже, скучаю по нему.

Пряча глаза, как будто в них можно было прочитать мои сокровенные мысли, я вышел на веранду. Там царила уже абсолютно другая атмосфера.

— Саш, да лучше моего любимого на всем свете нет. Мы с ним можем сутками из кровати не вылазить. Представляешь. И тут ты такой, да еще муж моей лучшей подруги, да еще с таким инструментом, — щебетала полушепотом моя любовь. Про инструмент, червячок ревности моментально шевельнулся, но я приблизительно понимал, к чему было сказанное.

— О! Любименький, — увидев меня, Юлька сразу запросила поддержки, — сегодня твоя ненаглядная супруга была с другим мужчиной. Что ты чувствуешь?

— Ладно паясничать, — успокоил я супругу, решив уже раскрыть все карты и обратился к Александру — Саш, это конечно твой выбор, нравятся тебе такие отношения или нет — решать тебе. Я считаю, если мужчина нравиться моей жене, если он доставляет ей настоящее удовольствие, уважает, как человека и женщину, а не использует, как одноразовую шлюха, если это происходит с моего согласия, да еще при мне, почему я должен быть против. Я обожаю Юльку и всегда хочу, чтоб ей было хорошо. Она не встречается ни с кем за моей спиной, потому что знает, если ей понравился какой-то мужик в плане секса и я буду уверен, что с ней все будет хорошо и она получит кучу удовольствия — я не буду против. Женщин, впрочем, также как и мужчин, не переделать. Если они чего-то хотят, то своего добьются, с нашего согласия или без, рано или поздно. Но тогда это будет обман по отношению к тебе, от чего гореть им всем в аду, — я решил закончить на смешной, театральной ноте.

А, собственно говоря, чего тянуть? Карты на стол! Если Саша не способен перейти эту границу, так чего переливать из пустого в порожнее? Если у них в семье норма залезть один раз в неделю под одеяло и за две минуты решить вопрос супружеского долга, а потом неделю ходить, заглядываясь на каждую юбку, так чего тянуть. Но если он сегодня понял, что это действительно для них полезное открытие и открытая дверь в мир их фантазий, так пусть думает и решает.

Он прекрасно видел, как преобразилась его жена, наверное, он понимает, что сегодняшний день никогда не вычеркнуть из памяти, и возможно, он понимает, что с сегодняшнего дня она будет смотреть на их отношения совсем другими глазами. Наверняка он сам бы залез на мою Юльку, оставь их наедине в подобных условиях. Но это было бы в тайне от меня и от Ирины. И, наверное, это бы считалось нормально. Так в чем дело? В эгоизме? В догмах? Так не принято? А в тихоря друг от друга гулять на стороне принято? Тогда о какой любви речь, если обманываешь любимую?

Похоже, Александр взял паузу и предложил выпить. Действительно есть о чем подумать.

Конечно родной! Есть о чем подумать. Еще нужно подумать о любимой? Если не эгоист, и действительно ее любишь. У нее наверняка, тоже есть свои фантазии, она с детства читала любовные романы, . . .

у нее были эротические сны. И дело не в том, как вставить и долго не кончать. Дело в том, как научиться чувствовать ее фантазии и предугадывать желания. Очень может быть, что после десяти лет серой совместной жизни тебе попадется, какая-нибудь бестия-кладовщица, которая научит тебя делать куни, возможно, еще лет через пять бухгалтерша научит тебя работать пальчиками. Но это будет через много-много лет. А жизнь проходит мимо уже сейчас. И выглядеть на старости лет при таких изменениях в своем поведении, в глазах супруги ты будешь, как лысый, пузатый извращенец, который еще и изменяет.

Свинг — это не цель, свинг — это средство, путь к цели. Вы вдвоем переходите границы, приоткрываете друг другу свои фантазии и грезы, и не стесняясь, уважая друг друга делаете себя одним целым. Чувствуете друг друга по одному взгляду, движению ресниц, ритму сердца, дыханию. Потом вам никто не нужен. Вы свободны в плане секса и это дорогого стоит. И встречи с другими людьми для вас становятся, как приобретение острого блюда, которое вы положите в наполненный холодильник, или скушаете сразу после своих омаров и порядком надоевшей черной икры.

Перейти границы, стать свободным и видеть общую картину, горизонт можно в любом деле. Но в сексе это можно сделать лишь вместе.


15:21 24.06.2019



Отзывы и комментарии
Ваше имя (псевдоним):
Проверка на спам:

Введите символы с картинки:



Как Александр Суворов создавал собственную систему обучения и воспитания войск?

Как Александр Суворов создавал с...

Выдающийся русский полководец генералиссимус А. В. Суворов вошел в русскую и мировую историю с развернутыми знаменами, под грохот пушек. За его плечами славные победы, которых хватило бы не на од...
Как нам врут производители энергетических напитков?

Как нам врут производители энерг...

Красочная и манящая реклама энергетических напитков по телевизору делает свое дело – практический каждый житель России попробовал эту продукцию. Производители обещают, что вы ощутите волшебный эффект,...
Крадущийся по нервам герпес

Крадущийся по нервам герпес

Расхожая фраза о том, что "все болезни от нервов", приобретает особый смысл, когда речь заходит об инфекции, которой поражено более 95% населения планеты. Только 5% счастливчиков никогда не узнают о ...
Игра с интересом. Ремейк. Часть 2

Игра с интересом. Ремейк. Часть ...

Вечером, после нескольких попыток правильно закрепить телевизионную антенну на крыше дома, мне удалось наконец настроить телевизор. Теперь хоть было чем заняться, когда совсем стемнеет. Хоть солнце кл...
Глаза - дело тонкое...

Глаза - дело тонкое...

Часто мы начинаем наши объяснения фразой "Видишь ли. . . " И, сами того не осознавая, озвучиваем не праздный в наше время вопрос: а хорошо ли ты видишь? Увы: в настоящее время, по разным оценкам, от ...
Имидж делового человека. Часть 6. Подарки для партнеров и коллег

Имидж делового человека. Часть 6...

Приближается Новый год, один из самых любимых во всем мире праздников. Интересно, что отмечать смену одного года другим люди начали еще в третьем тысячелетии нашей эры, в Месопотамии. Целых 12 дней в ...
Еда и кулинарияСтатьи о заработкеОбустройство бытаКультура и искусствоФлора и фаунаОбразование и НаукаПроза жизниМедицина и здоровьеСемья, дом, детиТехника и ИнтернетИнтимная жизнь
Познавательное:

О портале:

Наш интернет-портал является ресурсом, который включает в себя полный перечень информативных и интересных статей. Каждый гость отыщет для себя что-нибудь полезное. Современный дизайн позволяет вам моментально находить нужную информацию. Самые разнообразные тематические статьи дают возможность вам совершенствоваться в той или иной сфере. Быть более начитанным и грамотным. Современный дизайн сайта позволяет просматривать статьи на всех электронных устройствах. Теперь отыскать требуемую информацию стало совершенно легко.

Мы подобрали для вас информативные и отличные статьи. У нас сайте вы найдете ответы на необходимые для вас вопросы. Упрощенная система поиска позволяет вам мгновенно отыскать нужную информацию. Адаптированный дизайн позволяет вам просматривать информацию на любых электронных устройствах. Теперь, поиск нужной информации будет занимать у вас считанные секунды.